Церковь Виноградник в России
БОБ ХАРПЕР. ИСТОРИЯ "ВИНОГРАДНИКА"
6 июля 1998 г.

Боб Харпер, помощник пастора Ланкастерского <Виноградника>, был несколько лет пастором <Виноградника> в городе Красноярске.

История должна быть чем-то большим, чем просто имена, события и факты. История должна давать нам чувство, что мы соприкасаемся с чем-то. И история должна помочь нам увидеть более общую картину. Я попытаюсь сделать это. В промежутке между тем, как я буду рассказывать вам о людях, событиях и фактах, я буду пытаться создать такую картину. И попытаюсь помочь вам дать почувствовать, что такое <Виноградник>.

Несколько недель назад я изучал Библию вместе со своими детьми. И они спросили меня, почему существует столько Церквей? Разве не верим мы в одно и то же? Не правда ли, это очень популярный вопрос? И вот что я сказал: <Однажды все вы станете дедушками и бабушками и вы как-нибудь соберетесь со своими внуками и будете говорить о своих родителях и даже, несмотря на то, что вы будете говорить об одних и тех же людях, вы будете говорить о них по-разному, потому что одни и те же вещи по-разному видятся разными людьми>. А факты, люди и взаимосвязи между ними те же самые. И я также верю, что это применимо и к Церкви. Мы все части одной большой семьи, но в разных местах одни и те же вещи имеют разное значение. Я думаю, что это Божий план, чтобы у нас было единство, несмотря на огромное разнообразие. У кого из вас есть братья и сестры? Похожи вы на своих братьев и сестер? Хотите ли вы быть похожи на них? Как <Винограднику>, Бог дал нам особое место и нам нужно знать, что это за место, чтобы мы могли быть верными Ему.

В своем рассказе я, возможно, упомяну другие Церкви. Пожалуйста, имейте в виду, что я не имел в виду ничего плохого по отношению к ним. Я не думаю, что я скажу что-либо негативное о какой-либо из Церквей. Но если вам что-то подобное покажется, то это не так. Я верю, что все Церкви имеют, что предложить, и они все являются нашими братьями и сестрами, но Бог дает разные вещи разным людям. Я думаю, Он это делает потому, что Он создал нас всех такими разными и различные Церкви по-своему снаряжены Богом, чтобы делать различную работу.

История <Виноградника> не начинается с какого-то определенного четкого момента. На самом деле было несколько событий, несколько направлений, которые пересеклись. Если хотите, было несколько ветвей и результатом их слияния было то, что мы теперь называем <Виноградник>. Все это началось в начале 60-х гг. в США и в те времена среди молодых людей было огромное новое культурное движение. Их называли хиппи, и одной из характерных черт хиппи было то, что они отвергали ценности своих родителей. Они заявляли: <Мы сами найдем смысл в этой жизни>. И как оказалось позже, вот такой поиск привел многих из них к Богу, но когда некоторые попытались прийти в Церковь, то они были отвергнуты. То, как они одевались, как они выглядели и как они иногда пахли, многими людьми было признано неприемлемым. Поэтому Святой Дух начал взращивать и устанавливать новую Церковь. Такие Церкви мы называем неденоминационными. Такие Церкви не придавали большого значения стилю в одежде и стилю жизни. Также они верили, что инфраструктура, на которой они строили Церковь, не имеет большого значения.

Вместо этого они сосредоточились на установлении взаимоотношений и на новом открытии Библии. Одна из самых важных Церквей началась в Калифорнии. Церковь называлась Кэлвери Чэпэл. Они тоже насаждают много Церквей и у них есть Церкви и в России. Но вот такое движение Святого Духа подготовило почву для того, чтобы вырос <Виноградник>. И следующее действие действительно привело к <Винограднику>. Все началось в 1974 г. как движение музыкантов и пастором был человек по имени Кен Гулликсен. Все началось в квартире человека, который вел поклонение. Это было в Лос-Анджелесе. И эта группа очень быстро росла. Кен Гулликсен мечтал, чтобы он был связан с большим числом людей. И так как он был на протяжении многих лет связан с Кэлвери Чэпэл, то это образование стало называться Кэлвери Чэпэл и на протяжении нескольких лет Церковь выросла до нескольких тысяч человек. Они были очень эффективны в евангелизации людей через развлечения. И также они насадили множество Церквей, включая Церковь в Ланкастере.

Третья ветвь этого движения начинается с Джона Уимбера. Он начинал свою карьеру, как музыкант. Кто-нибудь слышал о <Праведных братьях>? Это было очень большое событие в звукозаписи 60-х годов. Джон Уимбер играл в их ансамбле, принимал участие в их записях и достиг больших успехов в этом. Но в то же время начал страдать его брак. Он почти разрушился. И вот во времена этого горя, почти разрушенного брака, его друг рассказал ему о Евангелии. И, конечно, это спасло его брак. Джон был очень энергичным человеком и он был человеком, который не оставляет дела на полпути. И поэтому, когда он стал христианином, он стал очень активным. Он полностью и в очень краткие сроки изменил свою жизнь, стал очень успешным евангелистом. Он посещал библейскую школу и Церковь, которая называлась <Церковь друзей>. Это был совсем не <Виноградник>, но он стал пастором этой Церкви. После того, как он был несколько лет пастором этой Церкви, он почувствовал себя неудовлетворенным, потому что ему показалось, что Церковь не отвечает нуждам окружающих его людей и стал консультантом для Фуллеровской ассоциации. Это третье значительное событие в истории развития <Виноградника>.

В те времена Джон путешествовал по всем Соединенным Штатам, посещая множество различных Церквей, и он был способен видеть, какие вещи приносят плод, а какие нет. Он видел, что было полезно для пасторов, а что нет. В эти времена он получил множество идей, которые сейчас стали ценностями <Виноградника>. Вот это три вехи <Виноградника>.

Четвертая начинается с жены Джона. Она и еще 120 других друзей начали регулярно встречаться. Это все были люди, которые были чем-то неудовлетворенны по отношению к Церкви. Никому из них не позволялось на этих встречах проповедовать. Они просто поклонялись и молились друг за друга. И вначале Джон не имел никаких связей с этим собранием, но жена его как-то раз пригласила туда.

Он однажды рассказывал об этом. Он сказал тогда, что это было сборище каких-то странных людей. Но также в этот день Господь говорил с ним и сказал, что однажды ты будешь пастором этих людей. Но Джон ничего не сделал по поводу этого слова, которое было дано ему. Вместо этого он ждал, пока Бог осуществит это Сам и через короткий промежуток времени это случилось. 10 мая 1977 г. было первое собрание этой Церкви и это подводит нас к пятой и основной вехи <Виноградника>, потому что именно в это время Джон начал применять те вещи, которые он услышал в то время, когда был консультантом и семинаристом Фуллеровской семинарии. Он сидел в том месте, где студенты обычно обедали, и читал свою Библию.

Он читал Библию и чувствовал, что Бог говорит ему, что Он хочет, чтобы Церковь двигалась к исцелению. Поэтому он решил воплотить это. Он вернулся в свою Церковь и на протяжении многих воскресений все, чему он учил, это было исцеление и в конце каждой службы они молились за людей. Но по истечении семи месяцев люди становились все больнее и больнее. И вдруг люди начали исцеляться. И много чудесных вещей начало происходить, и это привело к тому, что Церковь начала очень быстро расти. И через пять лет она была численностью около 5000 человек.

На ранних этапах развития Церкви Джон был связан с Кэлвери Чэпэл. Я упоминал о <Винограднике> в Анахайме. В те времена она называлась Кэлвери Чэпэл. Это была очень необычная Церковь. Каждая служба начиналась с получасового поклонения. Собирались они в большом спортивном зале, и он просто был забит людьми. После поклонения все соблюдали тишину. Затем некоторые люди по всему залу начинали вставать. Кто-нибудь из передних рядов призывал кого-то их них, и этот человек получал слово знания. И этот человек мог сказать, например, что у кого-то есть проблемы с сердцем или какие-то другие проблемы со здоровьем. Затем они говорили: остановись, поднимали этих людей, о которых было сказано и убеждались, что эти люди встали, а остальные люди молились за них. Я сам собственно видел, как люди были исцелены. Это было очень-очень необычно. Сам метод, которым все это делалось, был очень уникальным. Очевиден был тот факт, что они были зависимы от Святого Духа, который говорил столь многим людям. И уникален был тот факт, что каждый человек может за кого-то помолиться и что они делали это, не вкладывая большого количества эмоций во все это.

Как я уже сказал, происходили большие и маленькие исцеления. И одна из вещей, которую стоит отметить, говоря об этой Церкви, это то, что она была основана на маленьких группах. Группа из 10-12 человек, которые регулярно встречались, читали Библию и имели общее поклонение и молитву. И служение этой Церкви стало очень известно в Кэлвери Чэпэл и поэтому Джон получал множество приглашений говорить в различных Церквях. Обычно на такие приглашения он отвечал своим приездом и с собой он привозил команду. Однажды он приехал к нам в Церковь. Несмотря на то, что мы верили в исцеление, мы не осознавали, что это такое было. Я помню, как он сидел в тот вечер и объяснял все. Он сказал, что в этом зале множество больных людей. Я подумал, что он определенно сумасшедший, потому что я знаю этих людей и они не больны. Но позже вещи стали происходить именно так, как он описал. Люди начинали вставать в разных местах зала со словами знания и люди, которых я знал, действительно исцелялись. Была одна женщина, которая с рождения была глуха на правое ухо и в этот день она была исцелена. Конечно, такие события придали Джону определенное значение в Кэлвери Чэпэл. И это подводит меня к следующей вехи истории <Виноградника>.

В своей собственной Церкви Джон продолжал быть таким рисковым человеком. В те времена, когда он путешествовал, он был очень впечатлен движением Пятидесятников, тем чувством близости Бога, которое было у этой Церкви и служением при помощи даров, которое там практикуется, поэтому в своей Церкви Джон дал людям свободу использовать и применять эти дары и это привело к некоторому противоречию с Кэлвери Чэпэл. В теологии Кэлвери заложена теология даров Святого Духа, но множество основных лидеров не соглашалось с применением этих даров, и на одной из конференций в 1982 году было особенное собрание, где пасторы движений поставили перед собой эту проблему, и было принято решение, что лучше всего, если Джон покинет движение Кэлвери Чэпэл, а в те времена он уже изменил имя своей Церкви на <Виноградник>. Этот момент можно действительно считать рождением <Виноградника>.

Когда он покинул Кэлвери Чэпэл, около тридцати Церквей последовало за ним и эти Церкви начали насаждение других Церквей. Сегодня приблизительно около 600 Церквей <Виноградник> в США и 200 в остальном мире. <Виноградник> был построен на конференциях, у нас обычно была одна или две конференции в год, и там приглашались Церкви, которые считали себя <Виноградником>. Обычно она проходила в каком-нибудь жарком месте, как здесь (шутка). И сегодня движение <Виноградник> существует на каждом континенте, и оно растет. Основные первопроходцы: Джон Уимбер и Кен Гулликсен уже покинули нас. Джон умер в прошлом ноябре (1997 год), Кен покинул нас в 1993-м году. Сейчас есть новое поколение людей, которые несут <Виноградник> дальше, остальным людям. Итак, в истории <Виноградника> пять определяющих вещей. Пять вещей, которые делают нас неповторимой Церковью. Очень важно это понять, если мы пытаемся понять, что такое <Виноградник>.

Первое: мы верим во власть и служение местной Церкви. Это значит, что каждая Церковь автономна. У нее есть собственное видение и собственная стратегия. Она взращивает собственных служителей, она развивает собственные миссии. Мы верим, что служение должно исходить из поместной Церкви. Обычно в деноминации есть комитет, и эти комитеты принимают решения, подобные решению, насаждать ли Церковь, послать ли миссионеров или назначать ли служителей. Мы верим, что все перечисленные вещи принадлежат полномочиям поместной Церкви. Джон обычно говорил, что Церковь - это сила, а не поле. Это означало, что мы должны собраться и продолжать идти распространять Евангелие. И мы не должны определять нам верных людей, которые должны будут говорить, что нам делать. Вторая вещь, которая имеет значение в <Винограднике> - это великое поручение к Евангелию. Вы помните это место (Матфея, 28:18-19) идти по всему миру и распространять Евангелие. И в <Винограднике> эта идея строится на двух вещах. Первое - это сила евангелизации. Идея заключается в том, что даже если люди растеряны, но к ним прикасался Господь, то они захотят послушать Евангелие. Если вы прочитаете книгу Евангелия, то вы увидите, что это именно то, что делали ученики. Поэтому мы пытаемся создать возможность для того, чтобы использовать дары. Второй важный момент - это насаждение Церквей. Евангелизация это и есть насаждение Церквей. И если вы подумаете, почему мы все сегодня христиане, это потому, что кто-то когда-то насадил Церковь. С самого начала <Виноградника> это было очень важным моментом. И очевидно, что мы являемся растущей ассоциацией.

Третья важная особенность - это то, что <Виноградник> не деноминация, это ассоциация. И основное различие состоит в том, как эта вся структура управляется. Как я уже говорил, в деноминационной структуре вся власть принадлежит одному органу или группе людей и вся вот эта <машина> строится на преданности к деноминации. В <Винограднике> мы стремимся развивать отношения между равными партнерами. У нас есть некоторая инфраструктура. Но обычно власть - это такая вещь, которая предназначена для решения проблем и ни для чего еще. Это не диктаторская власть, это больше похоже на отношения в семье, например в миссионерской работе.

В США у нас есть то, что мы называем ассоциацией Церквей <Виноградник>. И наша цель, как миссионеров, создать ассоциацию Церквей <Виноградник> в России, которая была бы абсолютно независимой, имела собственный авторитет, собственную власть и все остальное, и чтобы мы общались друг с другом как братья, на одном уровне.

На самом деле <Виноградник> во многих странах насаждается такими вот общинами. Например, Канада. Там есть <Виноградник>, который сам по себе <Виноградник>. <Виноградник> в США не обладает никакой властью над <Виноградником> в Канаде. Вместо этого мы относимся друг к другу, как братья. Четвертый важный момент: <Виноградник> пытается быть самообновляющимся организмом. Вот типичное развитие событий для Церкви. Какой-то очень энергичный человек получает видение от Бога, которое он пытается воплотить. Обычно у него много энергии и много разногласий. Движение лидеров, которое было таким, оно затем оставляет свое лидерство и на сцене появляются лидеры другого типа - организаторы. Обычно они развивают теологическую основу и структуру Церкви. Целью организаторов является то, чтобы большинству людей было проще приобщиться к этой Церкви. И обычно когда такие люди ведут эту организацию, то они стремятся получить как можно больше ресурсов. Также многие вещи в организации начнут изменяться, будет меньше противоречий, потому что организация будет взрослеть. Затем наступает третья стадия. Это время лидеров, которые называются лидерами поддержки. Это стадия, когда движение перестает думать о новых темах, но вместо этого пытается защитить прошлое. В жизни это происходит почти с каждым движением и нашей целью, целью <Виноградника> является стать самообновляемой организацией. Мы имеем в виду, что мы будем слушать Святого Духа, чтобы Он давал нам обновление в каждом новом поколении. Большинство из этих идей происходят из общения Джона с множеством Церквей. Потому что он видел множество Церквей, которые долгое время находились на этой последней стадии. Он сознавал, что вот эта третья стадия - это не лучшее, что может случиться с Церковью. Он действительно провел жизнь, борясь с таким развитием событий.

В ранние годы своей Церкви он сказал, что он лучше убьет свою Церковь через девять лет, чтобы такого затухания не произошло. Я думал, он никогда не убьет свою Церковь. Конечно в будущем, он этого не сделал.

Но как же мы пытаемся быть самообновляемой организацией? Мы верим, что Святой Дух владеет Церковью. 1-е Коринфянам 12:13 и Ефесянам 2:22 говорят следующее: <Мы в <Винограднике> пытаемся быть открытыми к действиям Святого Духа и к новым служениям>. Когда Святой Дух находится или владеет какой-то группой людей, сложно осознать до конца, что происходит. В некотором смысле мы пытаемся следовать за Ним, мы не пытаемся заставить Святой Дух следовать за нами, мы не пытаемся защитить что-то из своего прошлого. Мы пытаемся спросить и услышать ответ на вопрос: <Бог, что Ты хочешь сделать сегодня?>. И когда вы стоите вот так открыто, то происходят некоторые вещи. Вещи, которые вам трудно понять. Конечно, когда мы читаем в книге Деяний об апостоле Павле, мы видим, что такие вещи происходили довольно часто. Он думал, что Бог призывает его идти одним путем, но на самом деле Бог призывает его к чему-то другому. Поэтому нашей политикой или мировоззрением является <немножко нужно подождать>, чтобы спросить Бога: <Может Ты делаешь что-то?>, прежде, чем мы начинаем ограничивать Его действия. Иногда подобное поведение делает нас объектом некоторой критики. Но наше отношение по поводу этой критики всегда было такое, что мы любим своих братьев.

В нашем подходе к служению мы основываемся на идее, что Святой Дух владеет Церковью, и что у Него есть что-то нужное для вашей Церкви и нашей работой является просто вопрошать Его об этом и затем следовать Его словам. Делая это, мы остаемся самообновляемой организацией. И эта характерная черта нашей теологии. Мы пытаемся быть где-то между Евангельской и Пятидесятнической практикой.

Позвольте мне объяснить разницу между этими двумя вещами. Представьте, что у вас есть коробка с линией посередине и на левой части коробки написано: <Евангелистская теология>. Есть семь основных отличительных черт, которые отличают такую теологию, и они все на этой левой части коробки. Это следующие вещи - великое поручение, призвание к проповеди Евангелия. Второе, это Библия - наш авторитет. Мы верим, что Бог открыл себя на страницах Библии и что Церковь должна следовать Библии, а не наоборот. Мы верим, что люди грешники, и что эта греховность находится во всем нашем существе, и мы не можем сами сделать ничего, чтобы разрешить эту проблему. Четвертая вещь - это радикальное искупление. Мы верим, что единственным выходом из сложившейся ситуации, что Бог пришел на землю в Своем Сыне и умер за наши грехи и то, что Он воскрес из мертвых. Пятое, мы верим в обращение. Это означает, что есть некоторая точка, момент, когда мы переходим из царства тьмы в царство света и мы рождены снова в Божью семью. Шестая вещь это то, что мы верим во внутреннюю жизнь. Этот означает, что Бог знает меня, и что я должен развивать и стремиться к построению личных взаимоотношений с Ним. Седьмая черта - это то, что мы верим в воскресение мертвых и судный день. Вот это была левая часть коробки.

Другая часть коробки - это пятидесятническая практика. Это значит, что Бог хочет творить что-то среди Церкви, что есть дары, созданные для сегодняшнего дня. Что есть некоторые действия благодати, которые Бог творит по отношению к нам и чтобы убедить и показать Себя неверующим.

Итак, у нас есть коробка и, как вы помните, посередине черта и эта линия и называется <Виноградник>. Мы верим в Евангельскую теологию и пытаемся получить максимум хорошего от пятидесятнической практики.

Если вы посмотрите на разные <Виноградники> по всему миру, то вы увидите, что разные <Виноградники> смещаются к одному из концов коробки. Самое важное - это в каком направлении вы, как Церковь, двигаетесь. Двигайтесь к центру. Вот это пять важных черт <Виноградника>.

Кратко я хотел бы остановиться на ценностях <Виноградника>. Это наша философия миссионерства. Одна из самых важных вещей в миссии - это культура. Когда мы пытаемся насадить <Виноградник> в какой-то культуре, мы стараемся, чтобы ценности <Виноградника> нашли отражение и сочетались с той культурой, где мы насаждаем Церковь. Мы пытаемся, чтобы ценности, которые есть у нас в Америке, оставались ценностями, были применимы и соответствовали русской культуре, и поэтому у каждого <Виноградника> должны быть такие следующие ценности. Первое - это стремление к Богу. Это означает поиск близости с Ним. Быть ответственным перед Ним. И вот почему мы поклоняемся так, как мы поклоняемся. Когда мы поклоняемся, мы не поем о Боге, но поем Богу, потому что мы верим, что это действенное взаимоотношение между нами и Богом и Он прикасается к нам. Вторая ценность <Виноградника> относится к Библии. Недостаточно будет сказать, что это просто Библия. Нам нужно научиться понимать ее, подчиняться ей и использовать ее. Третья ценность - это единство. Это значит, что если кто-то хочет получить что-то, то мы хотим дать это ему. Поклонение ли это, исцеление или что-либо еще. В то же время мы ценим то, что эти люди в движении могут дать нам. Четвертое - это сострадание и милость. В <Винограднике> это те характеристики, которыми мы пользуемся по отношению к миру, в котором мы живем. Мы показываем это тем, как мы молимся друг за друга. Это очень сострадательная вещь молиться за кого-либо, даже если они не исцелены. Никогда не было такого, чтобы я молился за человека, а потом он бы повернулся ко мне и сказал бы: <Это ужасно, никогда больше не делай такого>. Нет, меня всегда благодарили. Также мы показываем это в заботе о бедных людях. Это очень важная черта <Виноградника> - сострадание к тем людям, которые имеют меньше, чем имеем мы. Пятое - это снаряжение святых. Как я уже говорил, Церковь - это сила, и мы верим, что Бог дал нам всем различные дары, и мы должны быть обучены и подготовлены к тому, чтобы использовать эти дары. Шестая ценность - это общение. Общение с открытостью и честностью. Седьмая - это щедрость (отдавайте то, что есть у вас). Восьмая - это простота. Вот почему когда мы молимся за людей, мы не пытаемся орать, чтобы привлечь внимание. Бог может слышать нас даже тогда, когда мы шепчем. Если мы делаем что-то, мы пытаемся делать это без напряжения. И последнее, девятое, это готовность пойти на риск. Бог призвал нас жить верой, и вера включает в себя делание невозможного. Из личного опыта я могу сказать вам, что когда Бог говорит вам сделать что-то, то это выглядит невозможным. Когда Бог приглашал меня первый раз поехать в Россию, мне показалось, что это мой сосед рядом, потому что я никогда не подумал, что я могу стать частью чего-либо такого, но Бог призывает пойти на риск.

Вопрос: (о природе отношений в <Винограднике>): <Если отношения Церквей только родственные, кто решает проблемы, которые могут возникнуть. Например, если какая-то Церковь, называясь <Виноградником>, порочит его доброе имя своими действиями?

Ответ: Прежде всего, будет принята попытка решить эту проблему на равном уровне, на уровне взаимоотношений. <Виноградник> основан на двух организациях. Есть ассоциация Церквей <Виноградник> в США, главой которой сейчас является Тод Хантер. Под его руководством находятся региональные координаторы. Между ними находится определенное количество уровней иерархии. Но было принято решение подождать, что скажет Святой Дух о той структуре, которая есть у нас. И если бы такое разногласие произошло в США, то эти люди принимали бы участие в его разрешении и ассоциация Церквей <Виноградник> имеет власть давать или не давать имя. Они могут оповестить кого-то и сказать, что вы больше не часть <Виноградника>, то есть забрать имя. Такое случалось. Другая часть <Виноградника> - это международное служение <Виноградник>. Эта часть <Виноградника> нацелена на насаждение Церквей во всем мире. Она является властью для других поместных Церквей, которые насаждаются до тех пор, пока Церкви в какой-то стране не образуют свою ассоциацию Церквей <Виноградник>. Международное служение имеет власть в прочих странах такую же, как ассоциация Церквей в США. Теперь это называется международный консорциум <Виноградник>. Его глава Боб Фуллтон. Ему подчиняются наблюдатели, которые наблюдают за отдельными странами. Например, Ханс Сумберг является наблюдателем за Скандинавскими странами и Россией и если в этих странах возникли бы проблемы, то разбираться с ними стал бы он. Но наш обычный подход это решение проблемы на уровне взаимоотношений и мы пытаемся прийти и сказать: <Что же вы, в конце концов, делаете?>. И только позже мы будем использовать более сильную форму власти.

Вопрос: Как <Виноградник> справляется со своей целью? Сколько новых Церквей сейчас в стадии созидания, насаждения?

Ответ: Вообще насаждение Церкви - это очень трудная вещь. Я не знаю, сколько процентов Церквей не получается насадить, но очень многие Церкви не получаются. Например, Церковь в Ланкастере насадила 12 Церквей в США и только три из них существуют по нынешний день. Я думаю, что наш показатель гораздо ниже. Я думаю, что другие Церкви были более успешны в этом. Я знаю, что сейчас у нас в США 500 Церквей и 150 в процессе обучения и становления. В остальном мире около 50-и. Скорость роста Церквей вне США обычно выше.